Facebook Pixel CodeЧужой беды не бывает: интервью с руководителем благотворительного фонда Ириной Хубецовой
  • Главная
  • ГО.Медиа
  • Чужой беды не бывает: интервью с руководителем благотворительного фонда Ириной Хубецовой

Чужой беды не бывает: интервью с руководителем благотворительного фонда Ириной Хубецовой

Рубрики:

общество06 сентября 2021
Чужой беды не бывает: интервью с руководителем благотворительного фонда Ириной Хубецовой

Руководителя фонда содействия людям в трудной жизненной ситуации «Лествица» Ирину Хубецову в Норильске знают многие. Благодаря ей в 2011 году в Талнахе был открыт православный реабилитационный центр для людей с химическими зависимостями. Сегодня здесь оказывают помощь не только им, но и пожилым, инвалидам, женщинам в трудной жизненной ситуации. Старания норильчанки оценила Русская православная церковь, наградившая её в разные годы тремя медалями. О том, как желание заботиться о других стало делом жизни, о своих хобби и планах Ирина Хубецова рассказала порталу «Город Онлайн».

Ирина Хубецова — инициатор создания и директор фонда «Лествица». Награждена юбилейной медалью Русской православной церкви «В память тысячелетия преставления святого равноапостольного князя Владимира», медалью Русской православной церкви преподобной Евфросинии, великой княгини Московской, епархиальной медалью Норильской епархии святого мученика Василия Мангазейского III степени.

Frame 239.jpg

Помогать другим — это норма

Думала ли я когда-нибудь, что буду возглавлять организацию так называемой социальной направленности? Вряд ли. Хотя предпосылки для этого были у меня уже с самого детства.

Я родилась во Владикавказе, бывшем Орджоникидзе. Нас, детей, было в семье трое: кроме меня и сестры мама воспитывала ещё и сына своего брата, оставшегося в раннем детстве сиротой. У её сестры было также четыре собственных ребёнка и ещё двое на воспитании. Для Осетии это норма. Такую же картину можно было видеть в своё время у моих бабушек и дедушек. Отец тоже вырос в семье, где было своих двенадцать детей и ещё четверо приёмных.

Мама всю жизнь занималась общественной деятельностью. Сколько себя помню, к ней люди всегда шли с какими-то просьбами. Мы с детства впитали основное правило: нужно помогать другим. И я своих детей так же учила.

Профессию, когда пришло время, долго не выбирала: мама как-то сказала про медицину — идея эта мне понравилась. В итоге я окончила Северо-Осетинское медицинское училище. В институт не поступила из-за смерти мамы: сестра осталась на мне. Нужно было работать. Хотя делала я это с удовольствием и полной самоотдачей: мне нравилось помогать людям. А что может быть лучше в этом отношении, чем работа медсестры?

Потом был химико-биологический факультет университета, который я, правда, так и не окончила… Замужество. Переезд в Туркмению, где я с семьёй прожила двадцать лет. После распада Союза в Средней Азии стало тяжело. Муж у меня умер. И мы с детьми, как многие русские семьи, решили: надо уезжать. Но куда? В Осетии остались только дальние родственники. Поэтому путь наш лежал в Норильск, где у меня жила родная сестра.

Frame 217.jpg

Когда перевернулся привычный мир…

Я не могла предположить, что в Норильске мне придётся столкнуться с тем, что мой сын станет наркозависимым. О такой беде я впервые узнала в Туркмении. Когда открыли границы с Афганистаном, Ираком, в республику повезли наркотики. Я боялась за сына. Переезд в Норильск казался панацеей. Не помогло.

Для меня тогда весь мир перевернулся. Поняла, что не хочу ничего: ни бизнес, ни квартиру. Я хочу, чтобы не было наркоманов. В 2004 году мой сын попал в реабилитационный центр в Талнахе. Я в качестве волонтёра три года помогала этим ребятам как могла. Реабилитационный центр стал делом моей жизни. В 2007 году я стала директором фонда «Матери против наркотиков». Позже он был переименован в фонд содействия людям в трудной жизненной ситуации. Так как на территории нет социальных гостиниц, к нам стали обращаться не только наркозависимые. Нам постоянно звонили: человек в подъезде, на костылях. Или из больницы просили: «Мы человека подлечили — возьмите к себе». И мы, будучи соццентром для людей с химическими зависимостями, стали принимать также тех, кому некуда пойти.

Сегодня для всех категорий нуждающихся у нас три отделения, которые работают по своим программам. Есть программа адаптации для людей из мест лишения свободы, есть — по реабилитации зависимых. У кого-то она на год и более, у кого-то — на два-три месяца. Помимо отделения для людей от 45 лет и свыше 60, а также для более молодых норильчан, которые проходят в центре реабилитацию и социализацию, есть отделение для женщин в трудной жизненной ситуации, в том числе с детьми.

Frame 219.jpg

Новые проекты и возможности для развития

Сегодня многое делается для того, чтобы научить НКО находить деньги на уставную деятельность: или нас отправляют учиться, или к нам привозят коучей, консультантов, проводят обучающие семинары и тренинги. Как результат — у нас уже немало выигранных грантов в различных конкурсах: «Православная инициатива», «Партнёрство», «Мир новых возможностей», Фонда президентских грантов.

За последние несколько лет мы смогли реализовать проекты «Смакуй!», «Метаморфоза», «Очумелые ручки», «Светлячок», «Кулинарный уголок», «Город мастеров», «Станция "Добросердие"». Людей с вредными пристрастиями мы обучаем столярному и швейному делу, учим готовить. Для успешной социализации позитивное отношение к труду довольно важно.

Frame 215.jpg

Frame 218.jpg

Благодаря президентскому гранту, который получил наш проект «Подснежник» Фонда содействия людям в трудной жизненной ситуации «Горлица», мы смогли открыть полноценное отделение для женщин. При том что раньше мы могли брать норильчанок, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, лишь в самых крайних ситуациях. К примеру, какое-то время у нас жила женщина с месячным ребёнком, пока её мама не решила вопрос. Ещё одну мы нашли просто в подъезде с 32 неделями беременности. В «Горлице» также много лет живёт мама — инвалид второй группы с дочерью. Девочка выросла у нас. Такую помощь мы оказывали всегда, но точечно, потому что у нас не было зарплат, консультантов и психолога. Теперь благодаря гранту мы можем охватить большее число женщин.

Отдельное направление нашей деятельности — столовая «Добросердие», в которой мы кормим людей пять раз в неделю. До пандемии это было вообще не менее 20–30 человек в день. А если считать с теми, кому мы отвозили еду домой, — и до 40 выходило. Там не только столовая, но ещё и склад одежды. Всё организовано для того, чтобы выявлять нуждающихся людей и среди них находить тех, кому мы можем помочь.

Огромную поддержку нам оказывает компания «Норникель», которая благодаря ходатайству Норильской епархии ежегодно перечисляет средства для нас. Это неоценимая помощь, дающая нам возможность развиваться — открывать новые отделения, придумывать проекты.

Frame 221.jpg

Планов ещё много

Кто для меня поддержка в моей работе? Бог, церковь. Силу черпаю в молитвах. Работа в центре не предполагает выходных. Первые годы было, конечно, очень сложно: невозможно оставить без присмотра подопечных. Сейчас я уже могу это сделать. Вокруг меня немало ребят, которые ведут трезвый образ жизни и стали мне поддержкой. Оказавшись в центре, многие меняют своё мышление, рассуждая таким образом: помогли мне — теперь и я могу сделать что-то для других.

Я могу выкроить свободное время для себя. Дома слушаю аудиокниги. Несмотря на свой возраст, собираюсь научиться водить автомобиль. Из других планов — петь в церкви на клиросе. И этому тоже мне придётся учиться.

Frame 220.jpg

Сейчас моё самое главное «хобби» и радость — это маленькие внучки Ева и Майя. Выхожу с ними на прогулку, смотрю на талнахские горы… Даже не верится, что уже столько лет прошло, как мы приехали сюда.

Дочка, когда мы были во Владикавказе, впечатлённая красотой Осетии, спросила меня: «Мама, как ты могла уехать отсюда и не скучать по этому городу?» Я ответила, что любила все места, где мне довелось жить. И Норильск не исключение. Этот город прочно вошёл в мою жизнь. Я очень люблю Норильск. Люблю людей, которые здесь живут. Люблю наш центр, где очень тёплая обстановка. Люблю свою работу. И благодарю судьбу за то, что у меня есть возможность помогать.

Рекомендации

Осенний спорт. Как тренироваться на улице дождливой порой?

Экология и волонтерство

Экология и волонтерство

Находите полезные эко-объекты и размещайте новые