Лариса Стрючкова — о своей книге по топонимике Таймыра
  • Главная
  • ГО.Медиа
  • ...

Лариса Стрючкова — о своей книге по топонимике Таймыра

24 июня 2022

Рубрики:

ЛюдиПрирода
24 июня 2022
Лариса Стрючкова — о своей книге по топонимике Таймыра

В скором времени будет презентована книга «Топонимика Затундры и Норильской долины» Ларисы Стрючковой. Параллельно этнограф, историк, краевед пишет кандидатскую диссертацию по этой же теме. О работе над книгой, а также о том, что стало первопричиной обращения к топонимике, Лариса Стрючкова рассказала порталу «Город Онлайн».

Социальная сеть: vk.com/id131682149

Увлечение историей города и краеведением началось с того, что мы с моим мужем Станиславом очень много бродили по окрестностям: с палатками, со сплавами. Когда какие-то вещи или объекты вызывали вопросы, мы сами себе эти вопросы задавали, а ответить было некому. Нам пришлось самим искать ответы — затянуло незаметно для нас самих.

31 год назад мы вместе со Станиславом основали издательство «Апекс», где увидело свет более 300 книг, в том числе по истории Норильска и Таймыра. Многие темы впервые были подняты в альманахе «Неизвестный Норильск».

WhatsApp Image 2022-06-16 at 12.27.34 (1).jpeg

Из недр «Апекса» выплыл КИТ — Клуб исследователей Таймыра и Школа краеведа, неоднократно поддержанная грантами «Норникеля» и Президента России. На международном экономическом форуме в 2019 году Школу краеведа назвали самым профессиональным проектом программы Фонда президентских грантов.

WhatsApp Image 2022-06-16 at 12.27.36.jpeg

Работа по написанию «Топонимики Затундры и Норильской долины» длилась почти 10 лет, в течение которых были собраны воедино все возможные варианты географических названий нашей территории: и те, что были опубликованы ранее, и новые данные, и возможные версии самых трудных топонимов.

Сегодня это самый полный справочник всех основных географических имён, созданный на стыке трёх наук — истории, лингвистики и этнографии. В книге все выводы и аргументы имеют ссылки на первоисточники, которых более 500! Даже самые парадоксальные данные имеют под собой строгую научную основу, в чём каждый может убедиться сам, обратившись к ссылкам. Книга вышла при участии АНО «Историко-краеведческое общество Шелихов». В октябре планируется презентация издания в Красноярске в Доме журналиста.

Палимпсест в топонимике

 
Затундрой до Октябрьской революции называлась широкая полоса леса, лесотундры, идущая вдоль северных отрогов плато Путорана, — своеобразный климатический оазис, прикрытый со стороны Арктики горами Бырранга. Здесь проходил Хатангский тракт — зимник, соединявший Таймыр с территорией остальной России. В Затундре жили осёдлые русские служилые люди, занимающиеся обслуживанием Хатангского тракта.

Затундра доходила до Дудинки, захватывая часть Норильской долины. Станок Норильский был одним из конечных пунктов Хатангского тракта перед выходом на Большие Норильские озёра. В районе Затундры проходили активные процессы этногенеза: здесь формировался молодой народ долганы, жило осёдлое старожильческое русское население, вслед за северным оленем приходили самодийцы и эвенки — это всё разные языковые группы. Очень много географических названий, которые передавались из уст в уста, трансформировались в процессе языковой ассимиляции, и их порой очень трудно расшифровать.

В своей книге и диссертации я ввожу понятие «палимпсест», позаимствовав его у археологов, которые, снимая слой за слоем надписи с древних манускриптов, узнают, что было написано на них первоначально. В топонимике понятие «палимпсест» — примерно то же самое: снимая слои с географического названия, мы можем докопаться до его изначального значения.

Затундра изобилует палимпсестами. Сюда относится и плато Путорана, и город Норильск, и Талнах, и Кайеркан, и Алыкель: множество знакомых нам с детства топонимов — это в основном палимпсесты. Расшифровывать все эти понятия мне помог подход, который стал основой моей кандидатской диссертации.

Территория полуострова осваивалась с трёх сторон: с запада, востока и юга. (Кочевые народы вслед за северным оленем продвигались на север Таймыра, где, как известно, и пастбища хорошие, и не так гнус донимает, а к зиме опять уходили в зону лесотундры, северной тайги.) С запада приходили самодийцы, с юга — тунгусо-маньчжурские роды, с востока — тюркоязычные, и, когда пошёл процесс этногенеза, был сформирован новый народ этой же языковой группы — долганы. Этнографический подход к процессу заселения в исторической ретроспективе очень помогает расшифровать многие топонимы.

Оль-Гуль — чистой воды палимпсест. Встречается «Оль-Туль», ещё какие-то написания. Но если мы понимаем, что в районе, где находится цепь озёр Оль-Гуль, в основном кочевали норильские долганы, считающие своим родным языком эвенкийский, то можем предположить, что в основе названия «Оль-Гуль» лежат эвенкийские слова «оля», «гуля».

«Оля» — это зимующий ворон, «гули», «гулэ» — жилище. Если перевести дословно: «жилище зимующего ворона». Именно в районе Оль-Гуля мы встречаем пары черных воронов, издавна живущих на Севере, когда ходим здесь на лыжах или гуляем летом. Мы уже не будем гадать: а давайте с нганасанского посмотрим. Потому что норильские озёра не были местом традиционного кочевания самодийских племён.

Шесть этносов Таймыра

 
Недавно у меня вышла небольшая брошюра «Шесть этносов Таймыра». Когда начали восстанавливать историю полуострова, произошло важное упущение. На Таймыре — пять коренных малочисленных этносов, но есть и шестой коренной народ, пусть и немалочисленный: это старожильческое русское население — важная составляющая этнографической картины полуострова.

Как мы знаем, долганы — процесс этногенеза трёх народов: якутов, эвенков, русских. Но историки и этнографы, занимавшиеся этнографией полуострова Таймыр, совершенно упустили из виду пласт культуры старожильческого русского населения, оставившего свой след в топонимике. В основном все первопроходцы нашей территории и вообще Сибири были поморы. У нас на территории очень большой поморский срез.

WhatsApp Image 2022-06-16 at 12.27.38 (1).jpeg

Все мы знаем, что Николай Николаевич Урванцев назвал реку Валёк по рыбке, которую местное население называло вальком за то, что она по форме напоминает колбасу — валик: длинная и круглая. Считалось, что слово просто переиначено: было «валик», получился «валёк». Выясняется, что это вовсе не переиначенное слово, а абсолютно поморское.

Слово «валёк» до сих пор употребляется в языке поморов. Это действительно валик, скалка для раскатывания теста, которая так и называется — «валёк». И таких нюансов на территории очень много. И когда мы упустили этот пласт нашей культуры, очень многое потеряли. Поэтому и следует сегодня говорить о шести этносах Таймыра. Кроме нганасан, долган, ненцев, энцев и эвенков есть еще и старожильческое русское население. Многие вещи становятся понятными, когда погружаешься в эту тему.

Балок, который мы сейчас считаем традиционным жилищем народов Севера, — это тоже поморская придумка, элемент поморской культуры. И назван он так, потому что это ассимилированное русское слово «волок», превратившееся в «балок». Таким же образом южно-сибирский варган превратился у нас на Севере в барган.

WhatsApp Image 2022-06-16 at 12.27.35.jpeg

Когда начинаешь сводить вместе все эти моменты, то понимаешь, что наша культура намного многослойнее, намного «сочнее», намного глубиннее, и, конечно, надо учитывать все факторы, иначе мы очень плоско будем воспринимать и собственную историю, и географию, и языки в том числе.

Весь Таймыр загадочен и таинственен

 
В районе Затундры в конце 1960-х — начале 1970-х годов работала экспедиция Леонида Хлобыстина. Были найдены бронзолитейные предметы — свидетельства жизни на полуострове людей, добывавших руду ещё в IX–IV веках до нашей эры.

В 2017 году благодаря гранту «Норникеля» Клуб исследователей Таймыра организовал вторую по счёту комплексную археологическую экспедицию в районе Затундры, по Хатангскому тракту.

Археологи, с которыми мы работали после Хлобыстина, шли по тем же местам, где проходил Леонид Павлович: Пясино, Хета, Енисей, были и на Норилке. Обнаружили 30 килограммов артефактов бронзового века и внесли станок Норильский в реестр памятников культурного наследия России как памятник археологии XIX века. Хочу добавить, что затем ребята — молодые красноярские археологи — работали по своей программе вдоль побережья Северного Ледовитого океана, и там случились удивительные находки, которые стыкуются с находками советского периода, но на Ямале. Они тоже говорят о том, что была какая-то сезонная бронзолитейная культура, но не кочевая. И, возможно, таинственный народ сихиртя, который упоминается в ненецком фольклоре, совсем не мифический. Это открывается нам уже в свете последних археологических событий.

WhatsApp Image 2022-06-16 at 12.27.32.jpeg

Задача — создание механизмов преемственности

 
Самый последний на сегодня проект КИТа — «Читаем Таймыр». В нём мы обратили внимание на молодёжь и школьников — наше будущее, потому что мало кто из них понимает, на какой уникальной земле живёт. Из школьной программы убрали регионоведение — это, конечно, катастрофа. И поэтому мы пошли к молодёжи, чтобы заразить их краеведением, заразить исследованиями.

Есть ребята, у которых горят глаза. Один паренёк, долганин, сказал: «Я даже не знал, что это так интересно. Теперь займусь историей своего народа». Проект только начался: мы завершили лекционный этап, прочитали больше запланированных двенадцати лекций. Начался второй — экскурсионный этап. Если даже один человек из учебного заведения загорится — уже большое дело.

Проект «Читаем Таймыр» ориентирован на тех, кто даже не слышал, что есть такое понятие — «краеведение» и что есть такая тема — «Исследовать собственную историю».

WhatsApp Image 2022-06-16 at 12.27.37 (1).jpeg

В итоге будет издан сборник, в который войдут и работы ребят, и уже состоявшихся историков, в том числе докторов наук. Такая своеобразная традиция преемственности. Мы сами почему во всё это втянулись? Мы со Станиславом созревали в 90-е годы — в период развала всего, и в том числе развала преемственности традиций. Нам уже не у кого было спросить, почему так, а не этак, потому что все историки после развала Советского Союза уехали с территории.

Мы рады, что сейчас есть возможность создавать механизмы по восстановлению традиций преемственности. Ощущение первопроходцев — оно всегда приятно. Если кто-то не знает, стоит напомнить, что Норильск уникален. Нет больше нигде в мире такого города, построенного на вечной мерзлоте, имеющего такую инфраструктуру. Быть причастным к этому — очень здорово. Если бы кто-то сказал, что я буду заниматься историей Таймыра, я бы, наверное, удивилась, потому что у меня были другие планы: я филолог по образованию, журналист. Но жизнь мудрее нас, она выводит на нужные пути, если мы не сопротивляемся, если прислушиваемся к тому, куда нас направляет судьба.

WhatsApp Image 2022-06-16 at 12.27.33 (1).jpeg

История, краеведение, топонимика — это настолько заразительно, что если однажды тебя захватит, то уже не отпустит. Когда ты в поиске и вдруг находишь правильный ответ, это потрясающее, недооцененное человеком удовольствие.

Мы все знаем: вкусно поесть — это хорошо, прекрасную музыку послушать — это удовольствие, но есть ещё постоянное ощущение радости от поиска, который заканчивается результатом. Это не имеет конца: нельзя исследователю выйти на пенсию, потому что это просто образ жизни.

Рекомендации

Екатерина Каверина — гид, инструктор-проводник, краевед, автор